Stolica.ru
Реклама
Все Кулички

День за днем
Библиотека
Цитатник
Партии
Персоналии
Архивы
СПБ ЗакС
Счетчики
Rambler's Top100
Яндекс цитирования
 

Цитатник

Конструктор "Грузия"

Тарас Бурмистров. Ироническая Хроника
13 мая 2004 года

   Когда полгода тому назад в Грузии пришел к власти молодой и перспективный президент Михаил Саакашвили, первое, над чем он задумался, по его словам, это "как собрать этот конструктор под названием "Грузия"". На прошлой неделе в его конструкцию легла первая ключевая деталь - Аджария, мятежная провинция, последние тринадцать лет не подчинявшаяся Тбилиси.

   История эта началась не 1991 году, когда к власти в Аджарии пришел ныне низвергнутый Аслан Абашидзе, а гораздо раньше. Род Абашидзе восходит к родоначальнику этой династии Абеши, который в VII веке по Р. Х. получил от грузинского царя Арчила II титул князя Имеретии. В средние века князья из этого рода правили Аджарией, время от времени претендуя и на грузинский престол. Аджария считалась независимой с 1483 года, когда Кахабер Абашидзе добился от царя Константина II автономии для своей провинции. Позднее она отошла к туркам, но в 1848 году стараниями Юсуфа Абашидзе была присоединена к Российской Империи. Внук Юсуфа и дед нынешнего президента Мемед Абашидзе был первым председателем парламента Аджарии и в этом качестве включил республику в состав Советского Союза. Аслан Абашидзе, потомок столь славного рода, как считалось, пользовался исключительной популярностью среди населения Аджарии и в этом отношении, пожалуй, затмил своих прославленных предков. Он успешно противостоял Тбилиси и твердой рукой правил провинцией, жившей, кстати, намного лучше, чем метрополия. "Аджарский лев", как его называли, потратил немыслимое количество усилий на то, чтобы завоевать любовь народа и упрочить свои позиции, которые до самого последнего времени казались незыблемыми, как скала. Но не прошло и двух месяцев с того момента, как Саакашвили начал психологическую атаку на Аджарию и ее лидера, и вот Аслан Абашидзе, уже ничем не владеющий и не распоряжающийся, высоко в небе, в самолете, направляющемся из Батуми в Москву, обдумывает свою печальную судьбу изгнанника и короля без королевства.

   Абашидзе не был тираном, скорее это Саакашвили можно упрекнуть в чрезмерном увлечении силовыми методами. Он проиграл свою партию не потому, что аджарцев вдруг охватил неудержимый порыв к демократии и они не могли больше бороться с желанием подчиняться законно избранному правительству в Тбилиси. Просто им понравился сам Михаил Саакашвили - и мгновенно разонравился Аслан Абашидзе. С народной любовью это бывает, точно так же, как с обычной, человеческой.
   Весь тщательно разыгранный сценарий смены власти в Аджарии выглядел просто классической постановкой на тему об измене и предательстве. Каждый чиновник хорошо понимал, что надо вовремя заявить о своем переходе "на сторону народа", то есть центральных властей, и тогда его аппаратное будущее обеспечено. Счет шел на минуты, решение надо было принимать очень быстро. Михаил Саакашвили был готов дорого платить за поддержку, но только если она была оказана в тот момент, когда он в ней еще нуждался, то есть пока позиции Абашидзе были сильны. С другой стороны, могло ведь и так случиться, что аджарский президент удержался бы у власти, и тогда мятежникам не поздоровилось бы.
   Несколько дней, до самой отставки Абашидзе, Аджарию трясло и лихорадило. Первой подала в отставку Гулико Шервашидзе, министр соцобеспечения, а также в полном составе администрация Хулойского района (мой текстовый редактор ничтоже сумняшеся предложил исправить это название на "Холуйский район"; в чем-то он был прав, пожалуй). За ними последовал личный состав полиции Хелвачаурского района, а затем и отдельные депутаты аджарского парламента. Ситуация стала критической, когда на сторону Тбилиси перешла батумская полиция.
   Не предал Абашидзе только генерал Думбадзе, который сейчас сидит за это в тюрьме, да еще несколько воинских частей, преимущественно из горных районов республики. Личные охранники президента Аджарии, отбиравшиеся по принципу наибольшей верности, сейчас митингуют в Батуми. Их мало трогает судьба бывшего шефа, они требуют выплаты зарплаты, задержанной за последние три месяца.

   Понятно, какие чувства вызывают эти метаморфозы народной любви, но, помимо чисто эмоциональной реакции, стоило бы задуматься и над тем, почему Аджария, так долго сопротивлявшаяся попыткам Тбилиси усмирить ее, вдруг мгновенно, бодро и радостно отдалась новому президенту Грузии. Можно сколько угодно говорить о магической функции власти, которой Саакашвили оказался наделен в большей степени, чем свергнутый недавно Шеварднадзе, а затем и отправленный в отставку Абашидзе. Эту "магичность" президента ощущают не только в Грузии, но и в России, иначе кремлевские стратеги не отказались бы так легко от идеи поддерживать грузинские автономии, чтобы иметь рычаг давления на Тбилиси. Вопрос, однако, заключается в том, почему именно магическая потенция Саакашвили оказалась выше, чем соответствующие качества старых грузинских лидеров.
   В архаических обществах это устанавливалось очень просто, по природным явлениям, сопровождавшим правление того или иного вождя или князя. Например, в средневековой Ирландии сила короля определялась по "плодовитости" дубов, которой придавалось такое значение, что ее регулярно фиксировали в анналах и хрониках. Если урожай желудей был обильным и все свиньи на острове оказывались сытыми - значит, король достойно выполняет свои обязанности по поддержанию гармонии в мире. Если же случался неурожай, короля ждали серьезные неприятности. Насколько я знаю, приход к власти Михаила Саакашвили не сопровождался сколько-нибудь значимыми знамениями, да впрочем, это оказалось и не нужно: способность его воздействовать на окружающую среду и так видна невооруженным глазом всем, от простых грузин до самых строптивых региональных лидеров.

   Когда прошлой осенью Саакашвили стал президентом, местные аналитики объясняли это "массовой потребностью граждан Грузии в политическом деятеле типа Владимира Путина" - то есть фактически в его клоне. И правда, на фоне Путина Шеварднадзе смотрелся крайне невыигрышно. Правда, это умозаключение сводит одну загадку к другой: социологи, сколько ни проводили опросов, до сих пор не выяснили, чем президент Путин так пришелся по душе населению бывшего СССР. Я рискну предложить свое объяснение этого феномена, давно уже меня занимающего.

   На недавней встрече со студентами в Красноярске Путин, как мне кажется, дал объяснение причинам своей популярности. Он признался, что, когда ему было предложено, он поначалу отказывался быть президентом, и лишь потом втянулся в эту работу. "Что касается работы президента, я никогда не думал об этом", сказал Путин. "Борис Николаевич предложил это мне достаточно неожиданно. И поначалу я отказался: тяжелая судьба, не думаю, что я к этому готов".
   Это кажется искренним, потому что очень чувствуется и сейчас: Путин выглядит как менеджер, возглавивший корпорацию в трудный, кризисный момент ее развития, менеджер, успешно решающий свои задачи, но готовый оставить компанию, когда в его услугах больше не будет необходимости. В то же время Ельцин и деятели его поколения, в том числе и грузинские лидеры, вели себя как владельцы фирмы, создавшие ее с нуля и представить себе не могшие, что они когда-то отойдут от управления ею.

   Кажется, что это очень просто: быть наделенным всей полнотой власти и при этом находиться в постоянной готовности к тому, чтобы в любой момент от нее отказаться. Но на самом деле социальный статус человека так легко "срастается" с его личностью, что отделить одно от другого можно только в ходе крайне болезненной операции, и чаще всего под давлением извне - недаром говорят о "политической смерти" и "политическом самоубийстве". Парадокс здесь в том, что тот политик, у которого находится достаточно воли, чтобы отказаться от своего статуса, обычно как раз дольше всего в нем и удерживается. Но как только он начинает - хотя бы в глубине души - опасаться за достигнутое им положение, "держаться за свое кресло", все это мгновенно чувствуют, и судьба такого человека, как правило, предрешена.

   При этом совсем не важно, какое именно место он занимает - на вершине мировой властной пирамиды или в самом низу ее.
   На днях, выступая на одном из митингов в Калифорнии, сенатор Керри, главный конкурент президента Буша на предстоящих выборах, заявил буквально следующее: "Будучи командиром патрульного катера во Вьетнаме, я всегда брал на себя всю полноту ответственности за действия моих подчиненных". Упрек этот был обращен к Бушу, который не пожелал ответить за издевательства американских военных в багдадской тюрьме и свалил вину на низших офицеров и рядовых, над которыми сейчас устраиваются показательные судебные процессы. Взять на себя "всю полноту ответственности" - это значит выразить готовность уйти в отставку.
   Американские избиратели всерьез восприняли заявление Керри, несмотря на то, что должность командира патрульного катера не кажется очень уж завидной, особенно по сравнению с должностью президента США. Но так устроен наш мир: считается, что если человек нашел в себе силы отказаться от теплого местечка командира катера, то он сможет при случае подать в отставку и с президентского поста, и с какого угодно другого.

   Наше бытие самым сложным и многообразным образом связано с небытием, как "обычным", так и социальным. Ярче всего это проявляется на войне: в предельном случае там выживает только тот, кто готов в любой момент пожертвовать своей жизнью. Классический пример такого рода - два самолета, идущие на таран навстречу друг другу. Такая ситуация была нередка во Вторую мировую войну, но сталкивались эти самолеты очень редко: у одного из атакующих обычно сдавали нервы, и он уходил от лобового столкновения, чтобы стать легкой мишенью для того, у кого нервы оказались крепче. То же самое происходит сейчас в бизнесе - какое-нибудь смелое решение, неожиданное новшество может исчерпать все ресурсы компании, даже поставить ее на грань банкротства, но, если его не принять, это сделает конкурент, и в случае успеха все дивиденды достанутся ему.

   Аналогичные законы действуют и в политике. Пока тот же Путин демонстрирует уверенность и внутреннюю значимость - вне зависимости от того, какое кресло он занимает - он пользуется своей заслуженной популярностью. Он как бы говорит: "Я не хотел быть президентом и не стремился к этому; но если судьба меня поставила на это место, я буду делать свое дело, пока избиратели будут довольны моими действиями; я не держусь за свой пост и готов уйти, когда вам покажется, что я больше не нужен".
   Этот капитал легко растратить: как только Путин начнет задумываться о сохранении власти, он эту власть потеряет очень скоро. Даже такие крупные люди, как Наполеон, не устояли в конце концов перед этим искушением. Пушкина восхищало то "презрение к человечеству", которым, по его мнению, были наделены Наполеон и Петр I.
   В самом деле, нужно обладать очень большой гордостью и сознанием значимости своей личности, чтобы не дорожить тем высоким положением, на которое тебя вознесла судьба. Не каждый на это способен, но тот, кто оказывается в состоянии это делать, достигает, как правило, чрезвычайных высот. Заметно легче это дается в начале правления, как раннему Путину или нынешнему Саакашвили: изменчивая народная любовь еще не остыла, и можно поиграть в равнодушие к своему статусу, которое само по себе еще подогревает народную любовь.
   Гораздо труднее это делать по истечении определенного срока; Абашидзе, как мы видели, это не удалось. Если бы он сейчас переизбрался, демонстративно, на свободных выборах, без какого-либо административного давления, и снова ощутил поддержку населения, то Аджария могла бы и дальше противостоять Тбилиси - если, конечно, это население пожелало бы продолжать противостояние. Но Абашидзе не рискнул это делать, и тут же потерял все. Не сумев пройти через "клиническую смерть", чтобы возродиться к новой жизни, он был настигнут смертью полной и окончательной - пусть только "политической", а не настоящей; для таких людей, как Абашидзе, я думаю, одно и другое не слишком отличается на вкус.


Другие выпуски "Хроники", а также литературные произведения
Тараса Бурмистрова смотрите на его сайтах:
http://tbv.spb.ru