Stolica.ru
Реклама
Все Кулички

День за днем
Библиотека
Цитатник
Партии
Персоналии
Архивы
СПБ ЗакС
Счетчики
Rambler's Top100
Яндекс цитирования
 

Цитатник

Что происходит в Украине?


Часть 3-я.
27 ноября 2004 года

    Битва за власть в Украине вступает в финальную фазу. Сейчас, к сожалению, вопрос уже состоит не в том, прольется ли кровь.
    Вопрос в том, какая из сторон сумеет обвинить другую в пролитии первой большой крови.
    Первая "малая" кровь уже пролита - при попытке штурма сторонниками оппозиции одного из городских советов (там милиция пустила в ход "демократизаторы" и остановила людей, рвавшихся в админздание).
    И возникает много сомнений в том, что стороны на этом остановятся.

    Почему компромисс в Украине так трудно (если еще возможно) найти?

    Назову несколько важных и реальных, хотя с виду "приземленных" причин:

    1. Власть элементарно боится быть привлеченной к ответу. Причем не только за легко доказуемые манипуляции во время президентских выборов, но и за бесчисленное количество совершавшихся ею ранее противозаконных действий. Обе стороны в противостоянии зашли настолько далеко, что сама возможность их мирного сосуществования становится нереальной.
    Причем складывается впечатление, что оппозиция готова зайти в подавлении оппонентов дальше, чем власть. И это естественно, т.к. ей противостоит мощнейший механизм (финансово-промышленные группы и обслуживающий их государственный аппарат всех уровней), без слома которого никакие реформы осуществить не удастся.

    2. Власть не может передать представителю оппозиции огромные президентские полномочия, потому что это повлечет радикальный передел политического пространства страны и передел собственности. Десятилетние усилия президента Леонида Кучмы по расширению полномочий привели к огромной концентрации власти в руках первого лица страны.
    Обществу нечем противовесить фигуру президента.
    Сейчас этого можно достичь (и в настоящее время это достигается, благодаря Майдану Независимости и десяткам таких майданов-площадей в других городах Украины) только благодаря огромному напряжению сил всего общества. Олигархи не способны отмобилизовать общество до такой степени, до какой оно сегодня отмобилизовано "полустихийным" образом.

    3. Власть не может договориться с оппозицией, потому что не является единой. Она имеет как минимум два основных центра "силы", каждый из которых питает по отношению к другому недоверие. По мнению автора, это недоверие настолько сильно, что роль Путина могла состоять не только в том, чтобы обеспечить внешнеполитическое прикрытие и признание новой власти (что очевидно). Она могла состоять также в том, чтобы дать "внутриукраинские" гарантии каждой из участвующих в борьбе за власть провластных политических сил.
    Т.е. именно Путин, вполне вероятно, стал гарантом соблюдения баланса интересов групп Медведчука-Суркиса, Пинчука-(Кучмы) и Януковича-Ахметова после прихода к власти в Украине представителя "донецких".
    Понятно, что гарантии со стороны Путина предоставлялись в обмен на серьезные встречные обязательства.
    ВВП пока демонстрирует, что будет соблюдать договоренности при любом раскладе. Для провластных групп отступиться от договоренностей с Путиным было бы смерти подобно. Пример Милошевича и его приближенных (и цены гарантий со стороны оппозиции) слишком показателен. Надежный тыл в такой ситуации - на вес золота.
    Автор убежден, что хотя показательные процессы над Милошевичем и Хусейном вполне вписываются в традиционное американское представление о победе добра над злом, но скорее вредят делу становления демократии, нежели помогают этому процессу.
    Американская демократия таким образом, конечно, самоутверждается. Но мирная и демократичная передача власти оппозиции авторитарными режимами, в таких условиях, становится все менее возможной.
    Пиночет никогда не пошел бы на знаменитый референдум, если бы не развернутые гарантии неприкосновенности (не только личной неприкосновенности Пиночета, но и интересов целых слоев чилийского общества).

    Естественно, что сейчас, в процессе переговоров с оппозицией, каждая из групп пытается не допустить компромисса, угрожающего именно ее интересам. В таких условиях намного проще коллективно сорвать компромисс с оппозицией, чем его найти.

    4. Власть имеет очень суженное пространство для маневра, так как победить на действительно прозрачных и демократичных перевыборах не сможет. Особенно, если перевыборы состоятся незамедлительно (в ближайший месяц). Власть лишена возможности эффективно действовать в условиях утраты (былой) монополии в телеэфире, в условиях быстро сокращающихся возможностей для запугивания чиновников и нарушения закона.

    5. Власть достаточно прочно контролирует ситуацию в ведущих в экономическом отношении русифицированных регионах Украины. Там же сосредоточены основные интересы и возможности ведущих украинских провластных групп. Это дает власти очень сильный рычаг давления и позволяет принять на встречных курсах "игру в раскол" (которую, справедливости ради заметим, начали прооппозиционные регионы).

    Есть, конечно, и другие причины, но перечислять все было бы делом слишком долгим и не совсем благодарным, т.к. большинство из них являются "подмножеством" перечисленных.
    Если говорить об оппозиции, тут ситуация не легче.

    1. Оппозиция понимает, что "это есть последний и решительный бой". Причем, я не склонен абсолютизировать версию оппозиции о том, что демократия непременно будет раздавлена нынешней властью. Хотя опыт непомерного давления на оппозицию в Украине есть, а в поддерживающей украинскую власть России есть опыт постепенной ликвидации реальной оппозиции.
    Дело еще и в другом - год, даже полгода назад оппозиционеры были уверены в безоговорочной и легкой победе Виктора Ющенко над любым из кандидатов от власти. На выборах этого не произошло.
    Власть показала способность все лучше работать в публичном пространстве. Нынешняя открытость телеканалов оппозиции в долгосрочной перспективе может не только не привести к росту ее популярности, но и ослабить интерес общества к оппозиционерам. Уже сейчас я лично слышал от людей, голосовавших за Ющенко, что они вряд ли будут снова голосовать за оппозицию. Если эти мои наблюдения кто-то посчитает завуалированной поддержкой провластного кандидата или поддержкой сценариев власти, он крупно ошибется.
    Почему можно прогнозировать спад интереса к оппозиции?
    Дело не только в том, что она перестает быть "запретным плодом" (все ведущие электронные СМИ сегодня настолько переполнены оппозиционерами и новостями о действиях оппозиции, что оппозиционный "5-й" канал "честных новостей" перестал выдерживать конкуренцию в смысле объективности подачи новостей).

    Фундаментальная причина в противоречивом характере нынешней революции.
    На Западе Украины она многими воспринимается в первую очередь, как "национал-", а уже потом демократическая. Менее политизированные регионы воспринимают ее в первую очередь, как "демократическую" революцию. И вот здесь революционеров ожидает серьезный, практически непреодолимый вызов. Если в последовательной демократичности воззрений самого Виктора Ющенко или, скажем, Александра Мороза сомневаться не приходится, то на первых и вторых ролях в команде оппозиционеров достаточно персоналий никак с демократией не ассоциирующихся. Они настолько далеки от норм демократии в политике и в жизни, что не в состоянии элементарно удержать себя в рамках демократичного поведения во время любого публичного и непубличного противостояния (от теледискуссий до выяснения отношений в кулуарах).
    Раньше оппозицию не показывали вообще, теперь ее показывают постоянно.
    И оппозиция "без купюр" оказалась для многих (мало осведомленных и потому идеализировавших оппозиционеров граждан) менее привлекательной, чем оппозиция с преднамеренными купюрами.
    Радикализм части оппозиционеров и граничащая с дальтонизмом неспособность видеть мир разноцветным чем дальше, тем больше будут работать против оппозиции в "колеблющихся" регионах и среди сомневающихся социальных групп.

    2. Оппозиция понимает, что власть в последние несколько лет (и чем дальше, тем больше) переступила через почти все возможные и невозможные табу. И если сейчас ее не остановят народ, оппозиция и мировое сообщество, то она уже не остановится ни перед чем вообще. Ни перед разгоном неудобных парламентов, ни перед разгромов бизнесов и партийных структур.

    3. Оппозиция понимает, что долго держать народ на площадях не получится. Здесь не Грузия. Здесь на улице ночью до минус 10-ти, а в домах свет и газ. И невиданный экономический рост с невиданными социальными выплатами. Кроме того, в Киев свозят сторонников Януковича. И использование выигрышной в пропагандистском смысле схемы "милиция (власть) силой разгоняет народ" - к которой подталкивает радикальное крыло оппозиции - становится все менее возможным. Этот фактор сильнейшим образом давит на штаб оппозиции и радикализует его. Нужно переламывать ситуацию быстро, а значит - не до тонкой дипломатии.

    4. В оппозиции сильны и многочисленны прагматики, которые шли в оппозицию (очень многим рискуя!) отнюдь не ради идеи, а ради конкретной должности или под грядущие передел имущества, перенаправление финансовых потоков и т.п. Без радикальной перекройки нынешнего политического пространства и передела собственности их запросы физически не могут быть удовлетворены. Именно эти люди пытаются подтолкнуть Ющенко к логике "все или ничего". Мне кажется таким настроениям сегодня негласно противостоит Европа и не совсем противостоят США.

    5. Оппозиция пользуется ресурсом большинства крупных городов и в целом областей Центра и Запада страны. Но поддержка наиболее активной части общества в этих регионах напрямую зависит от степени радикализма команды Ющенко. Если Ющенко начнет проявлять "излишнюю" толерантность, он лишится поддержки многих (причем весьма идейных и активных) его сторонников.

    6. Оппозиция использует в своих интересах фактор внешнего давления и вероятных санкций против Украины.
    Масштабные санкции, как действенный механизм позитивного влияния, вызывают у автора большое сомнение. Думаю, что в случае увлечения Европы и США санкциями, олигархи могут многое потерять. Но больше потеряют рядовые граждане. Серьезные санкции (особенно экономические, а олигархов ведь не накажешь исключением из Совета Европы) не продвинут страну ближе к демократии, а отбросят далеко назад.
    Потому что нищих демократий не бывает.
    В небогатой Югославии, к примеру, удалось устранить недемократичный режим.
    Но уже в доведенном до крайней нищеты Ираке демократия не имеет ни социальной опоры ни шансов на развитие в обозримом будущем.

    Выводы.
    Шансов на нахождение компромисса у сторон немного. После переговоров в президентском Мариинском дворце (с участием Кучмы, Ющенко, Януковича, представителей Европы и России) Виктор Ющенко, наконец, озвучил требования оппозиции. И они - если следовать европейской логике - абсолютно законны и цивилизованы: создание Центризибркома на паритетных началах, проведение перевыборов 12 декабря под контролем ОБСЕ, равный доступ к СМИ.
    Проблема состоит в том, что прозрачные перевыборы, в теории, ведут к победе одной из сторон (скорые перевыборы, вероятно, приведут к победе оппозиции). А это нарушает весь сложившийся внутригосударственный баланс.
    По мнению автора, единственным разумным решением было бы перераспределение власти в рамках политреформы. Украинская политреформа уже практически подготовлена и она предполагает, что премьер становится фигурой номер 1 в государстве. А президент - фигурой номер 2.
    С учетом внутригосударственного расклада (контроля провластных групп над 3/4 крупного бизнеса и центральными СМИ), Ющенко следовало бы занять именно более сильный пост премьера. Причем с поправкой, что премьер не может быть отправлен в отставку до момента утверждения премьера новым парламентом в 2006 году.
    Таким образом, Ющенко займется регулированием экономики, решением социальных и гуманитарных вопросов. Это его команда делать умеет и на этом может заработать себе хороший капитал к парламентским выборам 2006 (парламентские выборы после политреформы становятся ключевыми).
    А власть, через президента Януковича, сохранит контроль над силовиками и внешней политикой (номинально, так ее основы все равно определяет, согласно Конституции, парламент).
    Ведущие провластные группы получат гарантии ненауськивания на них силовых структур. Силовики (некоторые из них имеют большие проблемы с оппозицией) - гарантии неприкосновенности. Депутаты - гарантии того, что их не будут насильно "нагибать" в одну или другую сторону и что против них или их интересов не будут применены репрессии.
    Проблема в том, что такое развитие событий означало бы признание оппозицией де-факто законности проведенных выборов. А этого она вероятно сделать не рискнет, боясь потерять лицо.

    Дмитрий Пастернак-Таранушенко,
независимый политолог

    Дата публикации: 27 ноября 2004
   


Источник - http://subscribe.ru/archive/state.politics.politconsult/