Stolica.ru
Реклама
Все Кулички

День за днем
Библиотека
Цитатник
Партии
Персоналии
Архивы
СПБ ЗакС
Счетчики
Rambler's Top100
Яндекс цитирования
 

Цитатник

Кедровая контрреволюция

Тарас Бурмистров. Ироническая Хроника
12 марта 2005 года

    В последние дни мировые средства массовой информации стали пестреть картинками, сильно напоминающими то, что публиковалось ими во времена грузинской и украинской революций. На этот раз сцена спектакля оказалась другой: массовые уличные выступления идут не в постсоветских странах, а в далеком Ливане. Торопливые аналитики уже окрестили происходящее "кедровой революцией", по аналогии с "цветочными революциями" в Грузии и на Украине.

    Но уже чуть более внимательное рассмотрение показывает, что сходство здесь чисто внешнее: события в стране кедров сильно отличаются от недавней смены режимов в бывших советских республиках. Ярче всего это проявилось во время грандиозной демонстрации, прошедшей на этой неделе в Бейруте: на площади Мучеников (этаком местном Майдане Незалежности) собралось около полумиллиона человек, и вся эта гигантская толпа в один голос скандировала: "Мы не Грузия! Мы не Украина! Мы Ливан!".

    Поверхностному наблюдателю эти лозунги могут показаться перепевом славного девиза украинской оранжевой революции "Мы не быдло! Мы не козлы!", но на самом деле суть их, конечно, иная, прямо противоположная. Библейские аллюзии в контекст киевского бунта ввел Виктор Ющенко, который в предвыборной речи сказал, обращаясь к своим избирателям: "Вы доказали, что вы не козлы, не быдло". Потом эта формула, положенная на примитивную музыку, скандировалась на митингах ad infinitum.

    Я был в Киеве в разгар беспорядков, и наблюдал там презанятные сцены. Так случилось, что на Крещатике я оказался очень поздно, за полночь, к тому времени, когда молодежь, разгоряченная своим участием в общественной жизни, как раз дошла до нужной кондиции.

    Выглядело это примерно так: толпа человек в 30-40 останавливала машину, двери у нее открывались, и изнутри немедленно начинала литься громкая музыка с одним и тем же текстом. Может быть, часов в десять вечера все это еще напоминало дискотеку, но к двум часам пополуночи, прокричав "Мы не быдло! Мы не козлы!" несколько сотен раз, юные киевляне окончательно теряли смысл произносимых слов и производимых действий.

    Оранжевое пламя, полыхавшее в бочках с соляркой и бросавшее рваный свет на корчащиеся в одном ритме тела, делало эту картину совершенно инфернальной. Но еще большее впечатление на меня произвели глаза участников этих акций - пустые, бездумные и какие-то даже остекленевшие. Это, впрочем, неудивительно: как хорошо известно из восточных медитативных практик, наилучший путь к полному очищению сознания - это долгое повторение одной и той же мантры или одного и того же ритуального действия.

    Но в мои задачи в тот момент входило не исчезновение смысла, а наоборот, его отыскание, и я задумался над тем, почему одним из главных слоганов киевской революции стало именно это странное противопоставление. Семантика его вполне прозрачна, это просто усеченный вариант тезиса: "Мы не быдло и не козлы, как те, кто живет в Донецке и других восточных областях Украины и голосует за Януковича". Использование криминальной лексики призвано здесь подчеркнуть всю глубину падения "донецких", которые отказались от европейских ценностей, испокон веков присущих украинской нации, и переметнулись на сторону России, страны неотесанной, блатной и бандитской.

    Национальное превосходство, особенно демонстративное - это очень уязвимая позиция, и теперь оранжевая Украина сама оказалась в положении ошельмованного Донецка. В сущности, она заслужила оскорбительные выкрики в ее адрес, звучащие сейчас на ливанских улицах. Но если копнуть эту ситуацию чуть глубже, она становится еще любопытнее: то, от чего вызывающе отказалась Украина, принял сознательно Ливан.

    Дело не в российском влиянии, степень и благотворность которого могут расцениваться по-разному, а в общей идее единства, в жертву которому приносится национальный суверенитет. Революционное брожение в Ливане началось почти месяц тому назад, и направлено оно было против соседней Сирии, держащей в Ливане войска и полностью контролирующей местное правительство. Кедровые оппозиционеры поставили палатки на площади Мучеников и вывели на улицы сотни тысяч человек, но ничего не добились: митинг интернациональной шиитской группировки "Хезболла", высказавшейся за продолжение сирийского присутствия в Ливане, собрал намного больше народу и затмил собой все уличные акции оппозиции. Участники этой демонстрации призывали Сирию не уходить из Ливана и не бросать страну на произвол судьбы; применительно к украинским реалиям это выглядело бы примерно так, как если бы Янукович устроил полумиллионный марш на Киев под лозунгом введения на территорию Украины российских войск.

    Но то, что сумел сделать народ Ливана - поставить идею выше эгоистических национальных интересов - оказалось совершенно недоступно пониманию такой страны, как Украина. Религиозное и идеологическое единство трех стран - Ирана, в котором базируется "Хезболла", Ливана и Сирии было поддержано внутренним стремлением самих народов этих стран, для которых шиитская общность показалась важнее, чем этническое разделение.

    Украина и Белоруссия не выдержали этого экзамена, но та борьба, которая в них происходит по этому поводу, все же делает им честь: такие страны, как Латвия и Эстония, свой выбор в пользу сытой и бездумной жизни сделали сразу, без каких-либо колебаний.


Другие выпуски "Хроники", а также литературные произведения
Тараса Бурмистрова смотрите на его сайтах:
http://tbv.spb.ru